Развитие станкостроения - ключевой фактор увеличения производительности труда

24 мая 2015 г.

В I квартале 2015 г. доля машин и оборудования в российском импорте из стран дальнего зарубежья составила 47,7% (в январе–марте 2014 г. – 49,3%), а стоимостный объем импорта, по данным Федеральной таможенной службы, снизился на 38,1%, в том числе: механического оборудования – на 26,6%, электрического оборудования – на 36,1%, инструментов и аппаратов оптических – на 26,9%. Вместе с тем, по данным Росстата, индекс производства машин и оборудования в России за этот период составил на 91,2%. Однако производство кузнечно-прессовых машин выросло на 67,6%, а выпуск металлорежущих станков почти не изменился (-0,6%).

Машиностроение – один из ключевых сегментов, который обеспечивает конкурентоспособность всех отраслей промышленности за счет снижения производственных затрат. Согласно прогнозу аналитиков Boston Consulting Group (BCG), в ближайшее десятилетие темп роста инвестиций в промышленных роботов в мире ускорится с 2–3% в год до 10%, что к 2025 г. приведет к сокращению на 16% стоимости рабочей силы в 25 крупнейших странах-экспортерах мира. Наибольшее преимущество от сокращения затрат на рабочую силу произойдет в странах, которые находятся впереди всех по уровню применения роботов в производстве, таких как Южная Корея, Китай, США, Япония и Германия. Как ожидается, затраты на персонал в промышленности в 2025 г. будут на 18–33% ниже в тех странах, которые производят роботов.

«Так как стоимость рабочей силы растет по всему миру, для производителей становится крайне важным предпринять меры для сохранения конкурентоспособности и повышения уровня производительности, – отмечает Гарольд Сиркин, старший партнер BCG. – И компании видят, что резко увеличить производительность можно с помощью наиболее передовых производственных технологий и роботов». Согласно исследованию BCG, проведенному среди руководителей американских промышленных предприятий с продажами от $1 млрд, около 72% опрошенных заявили, что их компании ближайшие пять лет будут вкладывать средства в дополнительную автоматизацию и другие передовые технологии. Несмотря на то, что роботы используются в промышленности уже десятки лет, они выполняют пока лишь 10% производственных задач, но уже через 10 лет эта доля вырастет до 25% во всей мировой промышленности. Стоимость роботов снижается, например, цена роботизированного центра точечной сварки упала на 27% – с $182 тыс. в 2005 г. до $133 тыс. в 2014 г., а к 2025 г. она сократится еще на 22%.

Вместе с тем роботизированные системы постоянно совершенствуются, их скорость и гибкость растут. Как ожидает BCG, производители начнут наращивать инвестиции в роботов, когда стоимость владения и управления ими будут на 15% ниже стоимости найма рабочего. В автомобильной промышленности США этот уровень уже пройден: робот для точечной сварки обходится в $8 в час, а рабочий – в $25. Так же, как и в производстве электронных компонентов, где использование робота UR5 для сборки обходится в $4 в час, а найм рабочего – в $24. В одних странах применение роботов будет идти быстрее, а в других – медленнее. Как предполагается, к 2025 г. в Южной Корее стоимость рабочей силы снизится на 33%. В Японии, Канаде, США, Тайване, Великобритании и Германии снижение затрат составит 20%.

В Мексике и Индии уровень внедрения роботов в производство низкий, однако это незначительно отразится на их конкурентоспособности, так как ближайшие 10 лет стоимость рабочей силы здесь будет низкая. Но существуют и страны с высокими затратами на персонал и правовыми ограничениями на замену рабочих роботами – Бельгия, Франция, Италия и Бразилия. До 2025 г. около 75% всех установок новых роботов придется на производство транспорта, компьютеров, электрического оборудования и машиностроение. Через 10 лет в этих отраслях роботы будут выполнять до 40–45% производственных задач.

Производительность труда в России в 2014 г. в расчете ВВП на одного рабочего в час, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), составила $24,9. Это предпоследнее место среди всех стран, которые анализирует ОЭСР. Для сравнения: производительность труда в Южной Корее составила 32,8%, в Японии – $41,5, Канаде – $50,7, Германии – $62,3, США – $67,4. Эти цифры хорошо демонстрируют важность внедрения в России в производство передового промышленного оборудования и станков, которые являются основой повышения производительности труда. Вместе с тем в России практически прекратился выпуск основных комплектующих изделий для станков и кузнечно-прессового оборудования, не производятся станки с числовым программным управлением (ЧПУ).

«Проблема с комплектующими очень большая, – рассказывает менеджер по маркетингу и рекламе Ивановского завода тяжелого станкостроения Анна Алексутина. – В данный момент наше предприятие не имеет возможности перейти на использование отечественных комплектующих. Станки, которые мы производим отличаются высокой точностью позиционирования, высокими скоростями вращения, обеспечение этих параметров достигается в большей мере за счет использования подшипников, шарико-винтовых пар, направляющих. Те комплектующие, которые могут сейчас предложить российские предприятия не позволяют станку соответствовать заявленным параметрам. Более того, 50% из необходимого вообще не производят на территории России».

По словам доцента кафедры «Высокоэффективные технологии обработки», доктора технических наук Андрея Грибкова, около 95% станков в России – импортные, как и две трети комплектующих. «Из-за такой высокой импортной зависимости нам не перейти на отечественные аналоги ни за два года, ни за пять лет», – полагает эксперт. По его мнению, сейчас важно наращивать кооперационные связи с компетентными партнерами, имеющими опыт в части разработки и производства качественных комплектующих, не производящихся в России. «У нас появляются большие совместные проекты с иностранными компаниями. По моим подсчетам, до 2020 г. общий объем производственных мощностей в рамках этих совместных предприятий в России составит около 5 млрд руб. в годовом выражении. Это сопоставимо с нынешним объемом производства», – отмечает он.

Согласно реализуемой Министерством промышленности и торговли РФ подпрограмме «Развитие отечественного станкостроения и инструментальной промышленности», к 2020 г. доля российского оборудования в промышленности должна составить не менее 40%. По оценкам министерства, с учетом наращивания научно-технической и производственной базы российских предприятий понадобится пять–семь лет для выхода на целевой уровень импортозамещения. В 2015–2020 гг. объем дополнительного финансирования для освоения новых технологий и создания серийных производств составит около 12–15 млрд руб. Ключевые направления импортозамещения – многокоординатная обработка, ультрапрецизионное оборудование, тяжелые станки, металлообрабатывающий инструмент. Программа импортозамещения также предполагает поддержку научно-исследовательских разработок отечественных производителей и создание Фонда развития промышленности, распоряжение о создании которого премьер-министр Дмитрий Медведев подписал в сентябре 2014 г.
Одним из возможных вариантов поддержки российских производителей может стать размещение госзаказов.

По словам директора по развитию Липецкого станкостроительного предприятия Олеси Поповой, ее предприятие получает заказы от холдинга «Станкопром». «Сейчас на государственном уровне рекомендуется закупать отечественное оборудование, вследствие чего количество заказов увеличивается, растут продажи и, соответственно, производство, – отмечает она. – На нашем рынке в сегменте шлифовальных станков существовала высокая конкуренция с европейскими производителями. Сейчас им поставки закрыты, в связи с чем серьезная доля рынка освободилась». Введенный Правительством России запрет закупок иностранного оборудования для государственных нужд способствует развитию российских станкостроителей. «Мы заключили контракт с нижегородским заводом «Сокол» на поставку оборудования, которое изначально должен был поставлять наш конкурент – компания DMG (Германия), но благодаря постановлению №1224 этот контракт отдали нам», – рассказывает первый заместитель исполнительного директора ООО «НПО «Станкостроение» Сергей Волков.

Многие эксперты считают, что российское станкостроение сможет развиваться только при условии обеспечения консолидированного промышленного заказа на оборудование, реализации системных мероприятий по его государственной поддержке. Для ускоренного развития станкостроение нуждается в региональных и федеральных льготах, налоговых и инвестиционных кредитах, средствах частных инвесторов и новой кадровой политике. «Конечно, на этом может вырасти монополия, но пока рано пугаться, надо делать. Ведь самое страшное для любого производства – это простой», – отмечает исполнительный директор Рязанского станкостроительного завода Сергей Бровченко.




Обсуждение

Чтобы ставить отметку "Мне нравится" надо зарегистрироваться.
Для этого укажите ваше имя и адрес email.
Имя:
Фамилия:
E-mail:
Пол:
Если вы уже зарегистрированы,
введите ваши данные здесь
Чтобы оставлять комментарии надо зарегистрироваться.
Для этого укажите ваше имя и адрес email.
Имя:
Фамилия:
E-mail:
Пол:
Если вы уже зарегистрированы,
введите ваши данные здесь
Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению deMetallo. С нашей Политикой комментирования статей вы можете ознакомиться здесь: http://www.demetallo.com/legal/comment_policy/

Copyright © 2000-2017 ООО «Единые информационные системы». Все права защищены.

Запрещена публикация информации сайта без получения предварительного одобрения публикации от deMetallo.

Лицензионное соглашение и Политика конфиденциальности

Подняться вверх